Виртуальный поэтический театр Стихофон.ру - аудиокника стихов в mp3, авторская и актёрская декламация. Конкурсы авторов и исполнителей.
StihoPhone
Поиск исполнителей:
В избранное
Сделать стартовой



Наши анонсы:
Наши партнеры:


Банерная сеть "Гуманитарного фонда"

Плоды Терновника

Исполняет:
Автор:
Музыка:
Елена Чечерина
Поэтический сборник Плоды терновника
Памяти отца посвящаю


Священная война

* * *

Черный туман окутал город,
Красные флаги на площадях:
Острый серп и тяжелый молот
Ветром надулись в красных снастях.

Ночь изрыгает черные массы,
Улицы полны тысячью тел –
Вышли животные новые расы
Для совершения черных дел.

Гулко идут селевые потоки-
Кожанок в ногу движется строй,
Дьявололицы, дьяволоноги,
В пыль разбивают гранит мостовой.

Тускло мерцают штыки под луною,
В темени мутной означивши сброд…
Чувствуешь, веет самим Сатаною?!
Питер. Октябрь. Семнадцатый год.








* * * * *


Услышьте, прадеды и деды,
Для вас в набат бьет этот стих.
Перешагнувши воды Леты,
Вступите грозно в мир живых!

Вставайте, век пришел ваш снова:
На грудь вам – золото зори!
Вы – соколы гнезда Петрова,
Вы – Врангеля богатыри.

Покиньте холод смертный гроба,
Вот преданная вам рука.
Пусть силе нашей вся Европа
Дивиться, как тому века.

Вставайте ж целыми полками,
Спасите нас от темных сил,
Пусть предводительствует вами
Святой архангел Михаил.

В бою вы храбры и упрямы,
В вас честь и мужество, как встарь,
Так пусть воинственные хамы
Дрожат, взлетая на фонарь!

И пусть свинцовые метели
Побьют немало мужичья,
И в этом благородном деле
Пусть будет лепта и моя!








Посвящается штабс-капитану Шеину – офицеру-танкисту, геройски погибшему в боях на Каховском плацдарме в августе – сентябре 1920 года.

Штабс-капитан Шеин
Вы – настоящий герой,
Славой ваш путь овеян,
Славой и смертной тьмой.
Отвага ваша, как знамя,
Для нас – для грядущих бойцов,
Мы с нею готовы в пламя
И в воду за веру отцов.
Мы с нею пойдем в окопы,
Как вы.- Пусть трепещет хам,
Пусть красные зинджантропы
Падут возле нас к ногам.
Россия, ты жди нас – скоро
Придем мы из тьмы ночей,
И кровью зальется свора –
Свора твоих палачей.
И новой зарей равнина
Зажжется, заблещет пусть –
Россия и Украина –
Воскреснет Святая Русь!
Столетнее свергнем иго,
В геенне пусть сгинет хам,
Пусть Прага, Варшава, Рига
Вновь сестрами будут нам!
Воскреснут Честь и Свобода,
Развеется тьмы туман
И солнце взойдет народа –
Единых навек славян!
И будет славой овеян
Солдат триумфальный час,
И штабс-капитан Шеин
Будет одним из нас.
Так пусть же свершится это,
Так пусть же настанет срок!
О братья, нас ждет победа!
Да здравствуют Русь и Бог!!!





Собранье пёстрых глав

Экспромт Прекрасной Катане
Наш мир ругать – во век не перестану,
Со скверной буду драться и в гробу!
О где же ты, прекрасная Катана,
Вставай, пойдём мы вместе на борьбу!

Как будем драться – объясню в минуту,
Легко манёвр наш боевой постичь:
Я - всех рублю, безжалостно и люто,
Ты - возглашаешь боевой наш клич!

Эх, будет сеча! Праздник лютой стали!
Кровавый пир средь мрака и огня!
Что, человеки, вы едва ль видали
Когда-нибудь ещё таким меня?!

Пусть ахнет мир неслыханной победе,
Пусть зазвонят везде колокола:
Поэт и Муза победили эти
Всевластные до селе силы зла!
01.2010.


* * * * *
Натали Ахундовой

Твой образ жизни мне весьма знаком.
И у меня от боли в горле ком,
И я живу в страданье и в тоске
По чести, вере, дружеской руке,
И мне невыносимо тяжело
Идти войной на человечье зло,
И, подлецов не побеждая рать,
От боли и бессилья умирать...
Я отношений чистый идеал
Из давних лет совсем другой впитал,
Не тот, что ныне "мировой торгаш"
Нам навязал, впадая в наглый раж,
А тот, что, как божественный завет,
От предков взял тому ни мало лет.
О благородстве, славе и любви
В моём саду мне пели соловьи,
Но сад сожжён и соловьёв уж нет,
И чёрным стал когда-то белый свет...

2009.


Люди-лохи
Людей на земле не мало,
И значит наверняка
Планета от нас устала
На многие на века.

Мы страшно грязним планету,
Хотя и живём на ней,
И даже, пожалуй, где-то
Имеем в родне свиней.

Но будет большая лажа
И страшный переполох,
Когда нас планета наша
Стряхнёт, как собака блох.

Дела наши будут плохи,
И вот, в неземной дали,
Поймём мы, что люди-лохи,
Раз Землю не сберегли.
25.12.2005.



* * * * *
Глазами тысяч лун из мрака бытия
Вселенная глядит на нас со всех сторон.
Что для неё наш мир - далёкая Земля?-
Микроскопично малый электрон,
Кружащийся по эллипсам орбит
В свечении холодных тусклых глаз.
Вселенная на нас из тьмы глядит,
Едва ли в безднах замечая нас...
04.06.2000.


* * * * *

Как часто ночью на кровать прилёгши
Я не могу уснуть -
Дневные мысли потускнев, поблёкши,
Стучатся в грудь.
Не видя, чую я во тьме свинцовой
Пустые сны:
Как день сверкает юною авророй
В цвету весны.
Любовью дышит светлое пространство
Над головой.
Оно одело в белое убранство
И нас с тобой.
Случилось потрясающе и странно,
Как в сказке той,
Где Золушка вдруг феею нежданно
Одарена фатой.
Где благородный принц –он франт из франтов,
Творец побед –
Сверкает в блеске аксельбантов
И эполет.
Где чудо всё же изредка бывает –
И подлецов,
И подлость благородство побеждает
В конце концов,
Где ум, где честь, где дышат красотою
Цветы весны…
Но полноте, ведь всё это пустое –
Пустые сны…



* * * * *

На проспектах демонстраций рой,
И мальчишек грязные ватаги;
Реют, вьются, бьются над страной
В небе желто-голубые флаги.

Строй идёт. Сегодня, как всегда,
Лапая визжащую гармошку,
Всё вопит: "Ура! Ура! Ура!"
Многоротая сороконожка.

Замирают серые ряды,
Дружно ложат пестрые букеты -
Малость попривядшие цветы
На могилу скучного поэта.

А потом опять идут, опять.
Славят президента и советы,
Вновь куда-то рвутся возлагать
Не совсем увядшие букеты.

По домам лишь к ночи разойдясь,
Выпивши, в запале вакханальства
Выливают матерную грязь
На соседей, москалей, начальство.

Дни проходят серой чередой.
Что оставим мы потомкам, Сагги?
Сказки? Нет - лишь только над страной,
В небе желто-голубые флаги.



* * * * *


Монорифма

Небо, небо снежного цвета
От заката и до рассвета.
Небу земля подражает где-то,
Снегом покрыта, как небо это.
Там, впереди, за пределами света
Твердь в снеговые наряды одета
На горизонте из белого цвета...






* * * * *

Смотрите ж – вот какая я,
На мне ведь держится игра!
Я королевская ладья,
А в просторечии – тура.

Мне первым руку жмёт король,
Ферзь, заприметив вдалеке,
Приветствует – большая роль
Отведена мне на доске!

Я пешки вражеские бью,
Да и свои, коль есть резон.
Меня боятся как ладью
Не только пешки: конь и слон.

Чтоб враг боялся, бей своих!
Так что пусть знают, так-то вот,
Ведь для меня любой из них
Ничтожество, холоп, илот!

Но сделан ход: какая роль,
Какой трагический момент –
Все живы – пешки, конь, король…
Ладьёй сыграли ж на обмен!


* * * * *

А.М. Юшкевичу
В небесах – застыл ледяной свинец,
В море – континент, что суров и бел…
Здесь для всех судов лишь один конец,
Лишь один печальный удел.

Будет буря, померкнет полярная даль,
Станет твердью вода, всё одно,
И сомкнутся льды, и раздавят сталь,
И корабль пойдёт на дно.

Моряки, увы, страшный жребий вам
Всё же выпадет: навсегда
Перейдёте вы к дальним берегам,
Где лишь ил, песок и вода.

Но идёте вы всё равно в поход –
Долг нельзя не исполнить свой.
Возвращайтесь же хоть и через год
Из метелей и льдов домой.















* * *

Родила мне женушка,
Как сама, точ-в-точ,
Маленькое Солнышко-
Александру-дочь.

Хоть и к маме ближе
По чертам лица,
Норовом, предвижу,
Дочь пойдет в отца.

Смотрит дочь часами
На портрет, где в ряд
Бравые, с усами
Прадеды стоят.

От хандры и стрессов
Средства лучше нет,
Чем краса эфесов,
Шпор и эполет.

Но от мамы, все же,
Дочь возьмет сполна:
Нежной будет тоже,
Тонкой, как она.

Дочку мать прилежно
Выучит всему -
Много знать полезно
Женскому уму.

Зная мира тайны,
Страсти и грехи,
Будет ни случайно
Сочинять стихи. 02.-03.09.2006.





Украинские мотивы

По мотивам Мыколы Братана."Дожинок."

1

Часовые

Станция. Буря.
Ночь. Зима.
-Братцы, закурим?
-Что? Нема...

-Все околеем
Без огня.
-Узкоколейку
Охраняй!

Ветер-бродяга,
Весел, груб,
Комкает стяга
Мокрый чуб.

Конницы топот...
-Юнкера,
Выживет кто тут
До утра!..

Выстрелы. Крики.
Кровь. Штыки.
Звёзды безлики
И близки...

23.01.2006.

2

Артиллеристы

Танки - наши мишени.
Степь черна от брони.
В недорытой траншее
Мы е сержантом одни.

И орудие наше
На пшеничной меже
Бес снарядов, и даже
Без затвора уже.

Среди тел и пожарищ
В смерть войдём мы, как в бой,
Но пока что, товарищ,
Мы живые с тобой.

И сержант виновато
Мне сказал:"Старшина,
Дай-ка, братец, гранату,
Смерть, как жизнь, ведь - одна"...

……………………………………….
……………………………………….

Пламя жаркое люто
Жгло жнивьё средь равнин,
В миг, когда обсалютно
Я остался один...
23.01.2006.

3


Укор
Шарадами читателя сражаем,
Гордыню выставляем напоказ,
А край родной, живя неурожаем,
Не понимает и не слышит нас.

С природою в полях кипит сраженье,
За урожай, за хлеб, за жизнь саму,
А графоман глядит с пренебреженьем
На всю эту "пустую кутерьму".

Привык над землепашцами смеяться
Наш модный стихотворный ротозей,
Хоть род ведёт, как можно догадаться,
Совсем не от маркизов и князей...

Хоть эта мысль мне может не проститься,
Но я её от Вас не утаю:
Как вышло так, что эдакая птица
Чужою родилась в родном краю!?
13.03.2006.




4

Слухи о старости преувеличены

Лысина уже и седина,
Внуки у меня уже не дети,
Только не исчезла ни одна
Из тревог моих на белом свете.

Но не буду хмурым, как сова, -
В стих волью я счастья молодого -
Пусть возникнет привкус волшебства
У людей, влюбляющихся в слово.

Жизнь всегда люблю. Я в этом прав.
Мне б предаться летнему раздолью:
Чуден шепот полуночных трав
Вперемежку с девичьей любовью...

Мне бы горизонт пешком пройти,
А не только степи и полесья,
И ковшом у Млечного Пути
Звёзды зачерпнуть из поднебесья.

Я не стар, и буду, несомненно
Сочинять и выступать публично.
Я переиначу Марка Твена:
Слух, что я старик - преувеличен.
12.03.2006.






Перевод из Володымыра Сосюры,

Романс
Мне всю ночь не давали заснуть соловьи –
Вспоминал я далёкие годы,
Когда молодость мне отдавала свои
Дорогие дары и щедроты.

Хоть и бьюсь я со временем люто,
Всё равно становлюсь я седым.
Мне на ум всё идут почему-то
Те года, когда, был молодым.

Сын проснулся - шаги зазвучали.
Улыбнулся я мысли простой:
Ведь таким же и я был в начале,
Он теперь - это я молодой.


Припев

Как время ни цени,
Как юность ни отрадна,
А всё ж уходят дни
Куда-то безвозвратно.
23.01.2006.




По мотивам Леси Украинки

Слово, зачем не клинок ты булатный,
Тот, что на подвиг был выкован ратный?!
Слово, зачем ты не рыцарский меч,
Тот, что снимал вражьи головы с плеч?!
Слово – единственный способ для мести,
Мы с тобой преданы Долгу и Чести,
Слово, ужаснее тысяч мечей,
Станешь ты карою на палачей!
Станешь хоругвью отважных отрядов,
Свергнешь долой ты подлейших сатрапов,
Встретишь сияние братских мечей,
Гомон услышишь свободных речей,
Станешь для храбрых, бесстрашных бойцов
Грозным оружием на подлецов,
Смело народ поведёшь за собой
Ради Свободы на праведный бой!





Экспромты, пародии, карикатуры.





* * * * *


Мало кто знает, что у Евгения Онегина был кот по имени Давинчи.
Кот любил писать стихи. Это стихотворение он посвятил своей возлюбленной - кошке Шере.

Спокойной ночи, Шера-киска!
Пускай тебе приснится миска,
Где шмат огромный колбасы!
Тебя я чмокаю в усы!!!
Блажен, кто в миске в наше время
Имеет вкусное мяско,
Хотя, увы, добычи бремя
Сейчас ужасно нелегко...
Блажен, кто с молоду был молоТ
И заколачивал бабло,
Кто рыбный и котлетный голод
Мог пережит врагам назло;
Кто странным снам не предавался,
Подгнившей мойвы не чуждался,
Кто со стола тивтели схват,
На кошках много раз женат,
Кто навсегда освободился
От всех к хозяевам долгов,
Кто углеводов и жиров
Немало съел и кто напился...
Пил валерьянку целый век
Усатохвостый человек!



* * * * *


Нежные чувства к бабкам зеленым
Я ощущаю, недолюбленный...
Белых бы девок я полюбил бы,
Но не банкир я, не бодибилдер. -
Девки «накаченных» любят, с «капустой»,
Словно зайчихи... Будь им всем пусто...



* * * * *




Пародия на стихотворение О. П.

Я выплюнул гордость и выпил усталость,
Теперь закусить бы, хоть самую малость...
Для закуси лучше подходят уроды,
Причем не любые, а лучшей пароды.
Как раньше от них я старался отбиться,
И даже пытался от них откупиться,
Потом я подумал: зачем откупаться,
Коль ими возможно прекрасно питаться?...



* * * * * * *



Души портрет

Души, души ты мой портрет -
Задушишь ты его едва,
Ведь у портретов шеи нет,
Едва ли есть и голова.

Но, если же портрет души
Напишешь ты, гордясь собой...
Ну что ж, тогда берись, пиши,
И будь здоров и бог с тобой...



* * * * *

Мой портрет ты не задушишь -
Мой портрет весьма не прост:
Лапы, нос, большие уши
И пушистый рыжий хвост.


* * * * *


Написано от имени В.Ж.

1

Быть козлом чрезвычайно стыдно,
Ну а заячьим козлом стыдней:
Я боюсь всего, и зайцевидно,
Зайцевато трушу с первых дней,

С первых дней моей внутриутробной
Жизни в чреве матери-козы
Я боюсь всего зайцеподобно:
Бури, скачки, голода, грозы.

Все меня страшит, все мне ужасно –
Мир так злобен, беспощаден, лих:
Я боюсь всего зайцеподобно,
Как десяток зайцев и зайчих.

Впрочем, компенсировать возможно
Трусость и застенчивость мои,
Если делать подлость осторожно
С умною коварностью змеи.

Не исправлюсь я подлец-козлина,
Заяц-трус, и пусть хоть тяжкий лом
Все перещетает мне хребтины –
Быть мне вечно заячьим козлом!












2



Быть мне вечно заячьим козлом,
Быть козлом без страха и упрека.
Пусть в меня запустят кирпичом,
Пусть меня побьют весьма жестоко –

Я не отрекусь уж никогда
От казлинно-заячьих замашек –
Трусость, подлость вечно, господа,
Действеннее будут пуль и шашек.

Если нужно, убегай в кусты,
Если нужно, подличай отважно,
И тогда уж точно будешь ты
Жить в почете и в достатке важно.

Исхитряйся, лицемерь, юли,
Подличай с размахом и сверх меры,
Задувая, как в печи угли,
В сердце искру истины и веры.

В этом мире бесконечно злом
Поступать мне нужно адекватно,
Так что быть мне вечно злым козлом,
Не простым, а заячьим понятно.






3


Я не простой – я заячий козел!
Во мне течет кровь благородных предков –
Владетелей угодий, рек и сел,
И родовых наследственных маетков.

Отец мой из козлов, зайчиха мать.
Жизнь прожили в достатке, «честно», чинно,
И мне смогли породу передать
Козлиную, но как-то все ж зайчинно.

Быть подлецом меня учил отец,
Учила мать как трусом быть мне надо,
Но трусоватый из меня подлец
И трушу я уж как-то подловато.

Я к трусости и подлости привык,
Ведь ничего я больше не умею.
Да: я такой, хоть вырви мне кадык,
И хоть наедь грузовиком на шею!



* * * * *
Иронический размышления навеянные
сонетом Вильяма Шекспира № 12

1

Всё пройдёт и время тоже…
Жизнь пройдёт, года итожа…
У преддверия могилы
Стану я больной и хилый,
Вспомню я сотен Шекспира,
Где сказал наш классик милый:
«Жизнь пройдёт, как пара лет… »
Эх, великий был поэт!

2

Жизнь пройдёт, увы и ах…
В свой черёд – умру,
Превратится тело в прах
Как-то поутру.

А душа моя к ночи
Улетит во тьму,
Только звёзды, Бог, включи
Сердцу моему…

Чтоб во тьме небытия
Не блуждал, как бес,
Очень уж желаю я
Видеть свет небес…

На земле я жил в аду,
А теперь я в рай приду…











Художественная проза


Плоды терновника (цикл притч).
Павел ИВАНОВ-ОСТОСЛАВСКИЙ
1
Женщины всегда выбирают в своих мечтах мужчину, который бы самозабвенно защищал их интересы, восторгался ими, во всём угождал. Когда же женщины находят такого мужчину, то очень быстро низводят его до положения своего раба. Оказывается, что выполнять все женские желания – признак слабости. А слабый мужчина женщине не нужен. Ей нужен сильный, то есть такой, который способен психологически и физически подчинить женщину, превратить женщину в собаку и держать её на коротком поводке. О таких самцах женщины сознательно, может быть, не мечтают, но подсознательно к ним всегда стремятся. Таким образом, можно утверждать: женщинам не нужен мужчина (возлюбленный, муж, будущий отец их детей) – им нужен жесткий, часто жестокий, но «справедливый» хозяин, виртуозно владеющий искусством «кнута и пряника». Им нужен самец.
2
Человеческая душа создана из гораздо более хрупкой материи, чем человеческое тело. Поэтому духовно люди умирают значительно раньше, чем физически. Всё проходит слишком быстро: любовь, честь, благородство, талант. Теряется новизна ощущения мира. Жизнь выжигает коленным железом несправедливости, боли и обиды из человека всё доброе. Со временем не остаётся ничего духовного, чем можно было бы дорожить. Появляется омерзение перед жизнью, потом равнодушие к ней… Потом становишься подлецом – таким же как все… Неизбежно доживаешься до того, что понимаешь: жизнь бессмысленна, бессмысленна, как бы она ни сложилась: блестяще ли или наоборот бездарно… Всё не имеет никакого смысла…
3
Человеческим миром правит Дьявол. Всё, или почти всё, что происходит среди людей, подчинено воле Лукавого. Чем дольше живу, тем глубже в этом убеждаюсь. Бог – слаб и беззащитен, Дьявол же - всемогущ… Если на улице встретится интеллигентный, добрый и порядочный человек с бандой уголовников, кто из них победит? Конечно, победят бандиты. Интеллигент и слова не успеет произнести, аппелируя к совести и человечности нападающих, как получит по голове, и если его не убьют, это будет для него большой «удачей»… На планете Земля созданы все условия, чтобы хорошо жилось подлецам. Миром руководят самые злые и беспринципные люди. Именно эти люди стоят над законом, а закон ими придуман для слабых, как формально оправданный повод помыкать людьми. Не даром говорят: «Украдешь буханку хлеба – попадёшь в тюрьму, украдешь целую отрасль промышленности, или провинцию страны – станешь президентом»… Как же я хотел в юности, чтобы всё зависело от Бога! Внутренне смутно чувствуя звериную, сатанинскую сущность жизни и потому где-то понимая, что Бога нет, я внутренне очень протестовал против такого положения вещей. Когда мне становилось в жизни особенно тяжело, я обращался к Вселенной со словами: «Бог, будь! Я требую, чтобы Бог был! В этом моё спасение и надежда… » Вселенная отвечала на мои немые мольбы только тогда, когда нашептывала мне стихи… Шепот Вселенной убеждал меня: Бог есть, но к планете Земля и к судьбам её обитателей он не имеет никакого отношения… Здесь правит Дьявол…







Был когда-то у меня приятель

Был когда-то у меня приятель один, звали его Иваном Петровичем, вот только фамилию его я не скажу – не помню: давно дело было. Жил Иван Петрович, как все: чистил по утрам зубы; ругался с женой; ходил на работу; на выходных позволял себе расслабиться с бутылочкой пива перед телевизором; раз в месяц в кампании таких же, как он, обыкновенных и в меру приличных «товарищей» устраивал веселые пирушки, на которых обсуждались животрепещущие и бесконечно важные вопросы: футбол, работа и влияние водки, на женский и человеческий организм. И было бы у Ивана Петровича всё как всегда и как у всех до самой его смерти в результате старости, но стал он замечать, что творится с ним что-то неладное. Стал Иван Петрович чувствовать себя плохо – то у него в одном боку колоть начинает, то в другом, то вдруг в спине заболит. Естественно, к врачам он не обращался – надеялся на авось: рассосётся, мол, само. Терпел Иван Петрович, терпел до тех пор, пока ему в один не очень прекрасный день совсем плохо ни сделалось. Потемнело у него в глазах, в ушах шуметь начало, появились тошнота и головокружение сильное – коллапс, одним словом, да и только. Упал Иван Петрович в своём офисе прямо на клавиатуру вверенного ему начальством казённого компьютера и лишился чувств. Впрочем, не все чувства у него поначалу отнялись, осталось одно – шестое, которым люди, находящиеся в состоянии клинической смерти, божий свет видят. И вот чувствует Иван Петрович каким-то немыслимым образом, что будто бы все его органы пытаются обособиться от него, будто бы наделены они собственным интеллектом и разумением. Вдруг слышит он голос печени своей:
- Совсем ты меня замучил, Иван, своим пьянством каждодневным. Что я – лошадь трёхжильная, чтобы так вкалывать? Что я, кроме водки и сала с чесноком не заслужила ничего больше? Мозгов у тебя нет, Иван!
- Печень, - подумал Иван Петрович,- роду женского, потому претензии предъявляет! Ну прямо, как жена…
И услышал он голос мозга своего:
- Не жалеешь ты меня, Иван, заставляешь всякие грязные словечки усваивать и не пользуешься мною по назначению. Умный у тебя мозг, а сам ты дурак! Ухожу я от тебя и спинной мозг забираю с собою. И с печенью твоей не хотим мы иметь ничего общего. Прекращаем мышление и иннервацию.
Почувствовал Иван Петрович вдруг, что исчез мозг, наитием понял: нет больше мозга…
И услышал он голос сердца своего:
- Что я делаю в этом организме? Ты всю жизнь, Иван, совершал мерзости, людей обижал зазря и сам обижался не по делу, сколько же скотства совершил ты на своем веку! Мозг тебе дефективный достался! Ухожу я от тебя! Прощай, Иван… Хотел почувствовать Иван Петрович сердце своё, да не смог – нету сердца. И услышал он голос прямой кишки своей:
- Ага, ушились мозги с сердцем – интеллигенты хреновы, и печёнку с собой прихватили! Ха-ха-ха! Ну теперь держись, Иван, сожру я тебя изнутри – все твои органы во мне рассосутся! Они ведь все мне служили – я последнее звено в цепочке питания! Я главная в твоём теле!
И почувствовал Иван Петрович, что прямая кишка его стала главной и что поглощает она весь организм его, словно черная дыра космическую материю… Испугался Иван Петрович, да только каким органом испугался, не понял – не было больше органов у него – не единого…
- Ах, ну разве душа, - подумал Иван Петрович, - она то ещё осталась.
Но в ответ никто не отозвался… Странно, - подумал Иван Петрович, - значит души-то у меня никогда и не было??? И вдруг увидел перед собой Иван Петрович темень беспросветную и великую, как само Мироздание, и была эта темень последним, что он почувствовал…
После смерти Ивана Петровича прямо на рабочем месте, его родные, как водится, определили усопшее тело его в морг. Да только вот на следующее утро обнаружилось, что тело пропало… Жена и дети, впавшие по такому случаю в состояние крайнего неприятного изумления, стали предъявлять жалобы руководству медучреждения, которому подчинялся морг. Да только все усилия оказались напрасными. Медики от удивления только разводили руками. Уголовное дело по факту исчезновения трупа заводить не стали – зачем: человека уже не вернуть, тем более, что тело не так важно, как душа, а душа его, как полагали многие, попала на небеса – в Рай то бишь…






Благородный принц
(Сказка для взрослых; все совпадения неслучайны… )

В одной делёкой-делёкой стране, окруженной высокими горами и густыми лесами, жил да был принц - сын местных короля и королевы. Родители его любили и лелеяли. Он тоже отвечал им любовью. Он вообще любил весь мир. Воспитанные в традициях мудрой и благородной старины, принц искренне считал, что красота человеческих отношений, честность и ум - залог жизненного успеха и процветания. Стоит человеку научиться поступать в соответствии с кодексом аристократической чести, быть милосердным и добрым, как он сразу достигнет в жизни любых высот, всего, чего пожелает.

Принц любил смотреть из окон королевского замка, расположенного на высокой скале, как всходит солнце. Золотисто-оранжевый диск неспешно поднимался из-за далёких лесов, менялись очертания сероватых облаков на горизонте, рассеивалась дымка, кутавшая своим полупрозрачным флёром далёкие силуэты горных вершин. И казалось принцу, что нет ничего прекраснее и замечательнее, чем жизнь.

Принц любил жизнь, любил людей. Бывало, облачившись в наряд небогатого дворянина, он гулял по улочкам города, окружавшим королевский замок. Будучи не узнанным, он прохаживался по торговой площади среди шумных и суетливых горожан, занятых мелким торгом и обычными разговорами на бытовые темы. Иногда, одарив бедного студента или старика, золотым он искренне радовался тому, что может хоть кого-то сделать счастливым.

Время шло. Принц рос. Он начал всерьёз заниматься науками. Штудируя учебники и читая разнообразную литературу, принц мечтал о том золотом времени, когда он сможет помогать отцу в управлении государством и когда его ум и знания послужат во благо народа и королевства.

Однажды в замке появился гонец. Он был прислан одним генералом, комендантом далёкого гарнизона, расположенного на самой границе государства. Гонец привёз важную бумагу, которую король читал с большим волнением, после чего приказал готовить армию к бою и объявил королевский замок на осадном положении. Среди придворных разнеслась весть, что в приделы страны вторгся страшный двинадцатиглавый Дракон. Он сжёг до тла одну отдалённую крепость, разрушил несколько деревень и навёл смертный ужас на всё королевство. Самым страшным качеством дракона, говорили придворные, было владение чёрной магией. Дракон с помощью заговоров и ворожбы отбирал у людей души, делая их злыми и подлыми змеёнышами, такими же, как он сам.

Через несколько дней в воздухе стал чувствоваться запах гари. Горизонт заволокло дымами далёких пожаров. Где-то глухо ухали пушки; взывали к помощи Всевишнего нескончаемым звоном колокола церквей... Резкие порывы ветра трепали королевские стяги на башнях замка, заставляя их, словно израненных птиц, рваться к небу и никнуть в бессилии и предсмертной муке… Вскоре грянул металлический гром, небо стало чернеть, как в сумерки. Над замком появилась чёрная тень Дракона. Наступила ночь. Огромная рычащая и воющая громадина нависла над королевским замком. Из всех двенадцати глоток дракон извергал пламя. На его железной чешуе мелькали отблески огня. Принц подбежал к одной из пушек, стоявших на бастионе замка, зарядил ядро и выстрелил в ужасное чудище. Тотчас же мощный удар пламени обрушился откуда-то сверху… Нестерпимая боль пронизала тело принца, он провалился в чёрную бездну, глухую и бездонную, как приисподняя…

Очнулся принц среди огромных гранитных глыб. Оглянувшись вокруг, он увидел, что окружает его каменная пустыня. Только кое-где её оживляли редкие уцелевшие от пожаров домишки бедняков и сломанные деревья. Принц пошел к беднякам, но они сторонились его. Никто не узнал в нём сына короля и королевы.

-Люди, это же я,- кричал им принц,- я раздавал вам золотые монеты, я учил вас красоте и любви, я отстрою королевство и обязательно сделаю вас счастливыми!

В ответ люди зло усмехались ему, а некоторые даже бросали в него камнями. Ни у кого принц не нашел доброго слова, никто не дал ему приюта, никто не попросил у него помощи, совета или наставления. Люди стали считать его прокажённым. Собираясь иногда небольшими ватагами и вооружась кистенями и палками, они выслеживали его на пустынных дорогах королевства и, встретив, били и гнали прочь – подальше от родных жилищ – в глухие леса, на пустынные болота, за высокие горы…

Стал принц жить один, в лесной чаще, как зверь. Пробираясь изредка возле человеческого жилья, он чувствовал всякий раз запах гари, странный металлический скрежет и шипение… Он видел по ночам в окнах домов крававо-оранживые отблески пламени… Это люди-змеёныши о чём-то перешёптывались друг с другом, воздавая славу дракону и молясь на него, как на единственного и непобедимого своего покровителя…

Проклял принц свою судьбу и весь белый свет, поднялся он на самую высокую скалу и бросился вниз, в пропасть…

Ни что не напоминает теперь, что жил на Земле благородный принц; существовало ли на самом деле его королевство никому не известно. А вот Дракон – живёт и здравствует. Он продолжает сжигать города и сёла, убивать людей и превращать их в подобных себе змеенышей. Ему поют хвалу и на него молятся. Все уверены, что так всегда было и всегда будет; так будет продолжаться вечно…



Приложение
(семейные хроники)


История Остославских
Остославские семейство херсонских дворян и почетных граждан, известных по документам и семейным преданиям, сохранившемся у потомков, с начала 20 века. Первым достоверным фактам их истории следует считать дату рождения основателя фамилии Ивана Семеновича Остославского-1811 год. Эта дата приводится в некоторых документах. Кроме того она упоминается на могильной плите Остославского, умершего в 1877 году и похороненного в Херсоне на старом кладбище.
На фоне многих высших херсонских чиновников второй половины 19 века, И.С. Остославский (бывший в 70-ые годы обер-бургомистром Херсона) представляется весьма интересной и колоритной фигурой. Пребывая в Херсоне на государственной службе с 1848 по 1877 год, он сделал очень многое для благоустройства родного города. Благодаря его административно-управленческим способностям прокладывались дороги, собирались пожертвования для неимущих, строились лазареты, мастерские, странноприимные дома.
Будучи не только обер-бургомистром Херсона, но и купцом второй гильдии, и гласным Херсонской городской думы, И.С. Остославский жертвовал огромные суммы на нужды города. На его личные средства содержались ночлежные заведения не только в Херсоне, но и в Николаеве.
И.С.Остославский был крупным домовладельцем. В Херсоне ему принадлежало несколько домов по улице Преображенской (ныне Декабристов). Этот факт его биографии иллюстрирует сохранившаяся до нашего времени повестка, присланная ему Управой Херсонской городской думы в качестве платежной ведомости за недвижимое имущество. Дома, упомянутые в этом документе, существуют и поныне.
В собственном владении И.С. Остославского находилось три торговых корабля Они осуществляли коммерческие связи своего хозяина с Нидерландами, Бельгией, Францией и Испанией. В последствие торговая флотилия Ивана Остославского потерпела крушение в Бискайском заливе. Все товары, которыми были нагружены суда, погибли - И.С. Остославский был разорен.
Умер Иван Остославский в 1877 году, оставив немалые долги.
Согласно сообщению Херсонских губернских ведомостей (62 за 1866 год) И.С. Остославский «…за похвальную службу по выборам городского общества в разных должностях с 1848 года беспрерывно, и в последнее время, в звании старшего бургомистра Херсонского городского магистрата… удостоен звания степенного гражданина…» В 1871 году Иван Остославский был высочайше пожалован шейной золотой медалью «За усердие» для ношения на Анненской ленте.
Херсонские губернские ведомости за 1876 год 79 сообщают о том, что «…Во время холерной эпидемии 1872 года И.С. Остославский взял на себя организацию на набережной Днепра кухни и помещения для дешевых обедов».
«27 Сентября 1876 года награжден золотой медалью «За усердие» для ношения на шее на Андреевской ленте».
Согласно семейным преданиям, сохранившемся у многих потомков И.С. Остославского, в его доме по большим праздникам устраивались шумные и роскошные приемы. На них бывали известные люди города. Сам генерал-губернатор и вице-губернатор посещали дом Ивана Семеновича. Танцуя мазурки и полонезы, они обменивались изящными любезностями с дамами и сдержанными колкостями с бесшабашными полупьяными офицерами херсонского гарнизона, никак не хотевшими признать за собой власть еще кого-нибудь, кроме полкового командира и Государя Императора.
Херсонскими историками-краеведами было выдвинуто несколько гипотез, проливающих свет на восходящие родственные связи Ивана Семеновича. Например, заведующая отделом истории досоветского периода Херсонского краеведческого музея Екатерина Черная, придерживается версии о происхождении И.С.Остославского из русского православного духовенства, некоторые потомки Ивана Семеновича считают его отпрыском польской шляхты, лишившейся дворянского статуса благодаря участию в восстании Костюшко.
И.С. Остославский был женат два раза. Вторая его супруга-Ирина Никаноровна Акулинина - происходила из старинной купеческой фамилии, переселившейся в Херсон из Елисаветграда Родословная Акулининых частично восстановлена нами .Она достигает эпохи Петра Великого и теряется где-то в многочисленных русских смутах 17 века.
От брака Ивана Остославского и Ирины Акулининой родилось восьмеро детей. Наиболее талантливые из них впоследствии достигли высокого положения в обществе, стали известными и уважаемыми людьми не только в Херсоне, но и во всем Таврическом крае.
Старший сын Ивана Семеновича- Василий- закончил физико-математический факультет Новороссийского университета со степенью кандидата наук. Занимался преподавательской деятельностью. Был директором Первого одесского реального училища. За успехи на педагогическом поприще возведен в статские советники, пожалован орденами св. Владимира 3 степ., св. Анны 3 степ., св. Станислава 3 степ. В.И. Остославский в течение ряда лет исполнял должность гласного Херсонской городской думы. Отличаясь гордым независимым характером и социалистическими убеждениями, он не боялся с думской трибуны критиковать царское правительство за костность и легкомысленное отношение к нуждам простого народа.
Василий Остославский был женат на Валентине Епифановне Иващенко- директрисе одной из мариупольских женских гимназий.
Умер В.И. Остославский в 1922 году от голода.
Младший сын Ивана Семеновича Остославского - Иван- окончил юнкерское училище и стал офицером. В последствии участвовал в русско-японской войне 1905 года. Приблизительно в 1914-15 годах вышел в отставку в чине полковника действительной службы.
Во время своего офицерства Иван Иванович был особенно желанным гостем на светских раутах, балах и праздничных концертах, даваемых время от времени в своих домах знатными господами Херсона и Одессы. Природная утонченность и блестящее воспитание делали его объектом неподдельного интереса, завести и даже восхищения. Видя в Иване Остославской изящный аристократизм и цепкий, глубокий ум, многие искренне очаровывались им.
Немалый интерес для исторического исследования представляет личность одной из дочерей Ивана Семеновича Остославского- Ольги. Среди жителей Херсона ходили легенды о ее деловых и умственных способностях. Эти легенды лучше всего может проиллюстрировать такой факт из биографии Ольги Остославской—на Высшие женские медицинские курсы, набиравшие студенток по всей России, в том числе и в Херсонской губернии, она поступила, преодолев конкурс в сто человек на одно место. Успешно окончив учебу, О.И. Остославская стала практическим врачом. Работала в Нарченске- в тюрьмах добровольно и бесплатно лечила заключенных.
Умерла в Херсоне 17 июля 1939 года.
Очень яркой и неординарной личностью был внук Ивана Семеновича Остославского - Иван Васильевич. Переехав в Москву в 20-ые годы, он стал родоначальником московской линии рода Остославских. Будучи талантливым ученым и изобретателем, И.В. Остославский встал у истоков советской гидроаэродинамики, В 40-ые годы он руководил всеми научными разработками, проводившимися в Центральном гидроаэродинамическом институте. Защитив докторскую диссертацию, стал профессором, академиком, лауреатом Сталинской премии, кавалером ордена Ленина и Отечественной войны первой степени.
Подобно своему отцу пошла по научной стезе дочь Ивана Васильевича Остославского-Валентина. Она окончила химический факультет МГУ и защитила кандидатскую диссертацию. Валентина Ивановна - самый младший и последний потомок рода Остославских по мужской линии. На ней Остославские пресекаются, переходя только в женские колена. Потомком Остославских по женской линии является сын Валентины Ивановны Иван Корнилов.
Отпрысками этого рода по женской линии являются Фроловы. Одна из дочерей Ивана Семеновича Остославского – Анна - вышла замуж за протоиерея Василия Корнильевича Фролова. Их дети - Борис, Сергей, Евгения и Юлия дали многочисленное потомство. Женская линия Остославских, основанная Анной Ивановной, является единственной неприсекшийся до сих пор. А все другие, как мужские, так и женские колена этой фамилии в нестоящее время потомства не имеют.
Среди херсонских дворян и почетных граждан Фроловых, являющихся потомками Остославских в своих младших коленах, следует упомянуть прежде всего о Борисе Васильевиче Фролове. Он родился недалеко от Херсона в селе Збурьевка около 1888 года. Закончив 7 классов Второй херсонской гимназии, поступил в юнкерское училище. Впоследствии стал офицером, служил в чине поручика в Херсонской комендатуре, Во время гражданской войны участвовал в белом движении. В 30-ые годы Борис Васильевич окончил медицинский институт и стал врачом-стоматологом. Участвовал в Великой Отечественной. Демобилизован в звании майора военно-медицинской службы. После войны возглавил Областную Ивано-Франковскую стоматполиклинику. Награжден Орденом Ленина и званием «Заслуженный врач УССР».
Совсем по-иному сложилась судьба младшего сына А.И. Остославской - Сергея Фролова. Он родился около 1895 года. Перед самым началом Первой Мировой войны окончил с отличием Санкт-Петербургский политехнический институт и стал инженером-судостроителем. В 1914 году был мобилизован в Российский императорский военно-морской флот. В 1918 году старший лейтенант Сергей Фролов на своем миноносце «Решительный» ушел во Францию. В Марселе его судно было интернировано. Заболев брюшным тифом, он вскоре умер. Ему было двадцать пять лет.
Одна из дочерей Анны Ивановны Остославской – Юлия - тоже представляется нам человеком весьма небезынтересным. Переняв от предков природное изящество и утонченность, она обладала довольно притягательной внешностью и считалась выгодной партией в среде херсонского дворянства и офицерства. В 1922 году Юлия Фролова вышла замуж за бывшего царского и белого офицера Михаила Николаевича Иванова. Революционное и послереволюционное лихолетье она перенесла весьма тяжело.
От брака Юлии Васильевны Фроловой и Михаила Николаевича Иванова в 1923 году родился сын - Игорь. В 1944 году он был мобилизован в советскую армию. Служа в Таганрогской пехотной дивизии 5-ой Ударной армии ген. Берзарина, участвовал в Яссо-Кишеневской операции. Был дважды ранен. Награжден орденами Отечественной войны 1 и 2 степени и орденом Красной Звезды(а в наше время еще и орденом «За мужество»).В 1945 году демобилизован. После войны Игорь Михайлович Иванов был репрессирован «за социально чуждое происхождение» . В 1962 году окончил Ивано-Франковский мединститут. В 1980 защитил кандидатскую.
Игорь Иванов был женат дважды. Имеет двух сыновей- Сергея (1960 года рождения) и Павла (1978 года рождения). В январе 1992-избран вице-предводителем херсонского губернского дворянства. В 1996 году Игорь Михайлович пожалован действительным членством Российского Дворянского Собрания.
Многие потомки Остославских живут в Херсоне и сейчас. Они берегут память о своих славных предках, сохранившуюся в виде документов, вещей и семейных преданий. Много материальных свидетельств деятельности Остославских хранится в Херсонском краеведческом музее, сотрудники которого изучают историю этого херсонского семейства, сделавшего в прошлом многое для развития культуры и экономики нашего города.

Н.И.






История Фроловых
Дворяне и почетные граждане Фроловы известны в Херсоне со второй половины 19 столетия. Их родоначальник-военный медик Корнилий Александрович Фролов приехал в наш город вмести со своим полком откуда-то из центральной России. Со временем он был избран гласным Херсонской городской думы. Исполнял эту должность с 1883 по 1886 год. Его общественно-политическая деятельность была направлена, в первую очередь, на поддержку богоугодных заведений, больниц и народных училищ, особенно предназначенных для малоимущих.
Семья Корнилия Фролова по тем временам не считалась богатой. Фроловы жили в одноэтажном каменном доме на ул. Преображенской (ныне ул. Декабристов, 71).У них был собственный выезд, во дворе виноградник и сад. Жалование, получаемое на государственной службе, позволяло К.А. Фролову безбедно содержать шестеро детей, жену и несколько человек прислуги.
Супруга Корнилия Александровича - Лукерья Семеновна - происходила из запорожского казачества. Она была человеком религиозным и строгим. Своих детей воспитывала в духе дисциплины и порядка. В доме четко соблюдалась субординация.
В семье Фроловых было пятеро сыновей и одна дочь(ее имя до нас не дошло).Самый старший- Иван- родился около 1850 года. Окончил юнкерское училище. В русско-турецкую компанию 1877 года был офицером русской комендатуры острова Крит. Во время Первой мировой служил в 60 Замостском пехотном полку. Стал полковником действительной службы, при отставке генерал-майором. Участвовал в белом движении.
Второй сын Корнилия Александровича- Константин- в жизни устроился совсем по-другому. Обладая блестящим образованием и обаятельной внешностью, он был любимцем многих представительниц прекрасного пола. Богатые и знатные дамы в Одессе и Херсоне относились к нему с редкой благосклонностью. На одной из них он женился. Его избранницей оказалась вдова-миллионерша французского происхождения Берже де Безансон. Большую часть своей жизни Константин Корнильевич прожил в роскоши и увеселениях.
Еще один сын Корнилия Фролова - Георгий - был капитаном русской армии и белой гвардии. Жил в Херсоне и Одессе. В 1919 году расстрелян большевиками. Он имел репутацию благородного человека и храброго офицера. Своих солдат любил, за чужие спины в бою не прятался, за святое дело умереть не боялся, по тому, может быть, и ушел слишком рано.
Двое сыновей Корнилия Фролова стали богословами. Павел - законоучителем Одесского кадетского корпуса, а Василий- протоиереям, настоятелем прихода в Старой Збурьевке.
Василий Фролов был женат на Анне Ивановне Остославской - дочери херсонского обер-бургомистра и члена управы Херсонской городской думы Ивана Семеновича Остославского. По материнской линии она происходила из купцов Акулининых. Торговать Акулинины начали где-то на рубеже 17-18 веков. Родоначальник фамилии Потап жил во времена царя Петра Великого. Его потомки - Максим, Леон, Родион, Василий, Никанор, Мария, Анна и Ирина Акулинины в последствие стали жителями Елисаветграда и Херсона, переселившись в эти города из центральной России, причем Ирина(мать Анны Остославской) в Херсоне родилась. Через Акулининых и Остославских Фроловы состоят в родстве с П Ф и В П Юрасовыми-гласными Херсонской городской думы.
У Василия Фролова и Анны Остославской родилось пятеро детей - Борис, Сергей, Евгения, Юлия и Владимир, умерший во младенчестве.
Борис, в последствии, стал офицером Херсонской комендатуры, при советской власти-врачом-стоматологом. Сергей окончил Санкт-Петербургский политехнический институт и стал инженером-судостроителем. В 1914 году был призван на военно-морской флот. В 1919 годе на своем миноносце Решительный ушел в Марсель и вскоре умер от тифа. Евгения окончила 9 классов Второй женской гимназии и Херсонский сельхозинститут. Вышла замуж она за горного инженера Евгения Андреевича Тропина- сына купца 1 гильдии и ближайшего родственника девяти гласных Херсонской городской думы. Юлия Фролова окончила гимназию и вскоре вышла замуж за Михаила Николаевича Иванова-бывшего царского и белого офицера, окончившего при советской власти Одесский строительный институт и ставшего главным инженером Херсонского Облпотребсоюза. Михаил Николаевич происходил из учительской семьи. Его отец-Николай Константинович Иванов - был инспектором Херсонского ремесленного училища, преподавателем изящных искусств и коллежским асессором. Почти все девятеро братьев и сестер Михаила Иванова стали школьными учителями: Владимир - директором школы, Яков- преподавателем математики(участвовал в Советско-Финской и Великой отечественной войнах, дослужился до генерал-майора артиллерии) , Александр тоже учительствовал(репрессирован, из лагерей не вернулся). Лидия и Надежда Ивановы тоже стали учителями (все окончили Херсонский пединститут). Два других брата Михаила Николаевича - Константин и Николай-, в отличие от большинства своих родственников, пошли не по педагогической стезе, а по военной. Они стали офицерами 667 Делятынского пехотного полка Русской императорской армии, были награждены орденами св. Станислава и св. Анны 3 степени с мечами и бантом. Эти же ордена за свои боевые отличия получил и Михаил Иванов.
В 1923 году у Михаила Николаевича Иванова и Юлии Васильевны Фроловой родился сын Игорь. Игорь вместе со своим отцом участвовал в Великой отечественной войне(они служили в одном батальоне). Был дважды ранен, награжден боевыми орденами. После войны он окончил мединститут и защитил кандидатскую диссертацию, много лет жизни отдал работе в херсонской больнице Комсомольского района Тропинке. В 1992 году избран вице-предводителем херсонского дворянства, в 1996-ом-стал действительным членом РДС. Игорь Михайлович - женат дважды. Вторым браком на Людмиле Мадыкиной - дочери заместителя директора Херсонского ХБК по капстроительству Александра Ивановича Мадыкина.
Сын Игоря Михайловича Иванова и Людмилы Александровны Мадыкиной – Павел - подобно своим предкам, стал в Херсоне человеком небезызвестным. Он опубликовал два поэтических сборника «Святилище огня» и «Ты и Я», стал лауреатом Всеукраинского литконкурса «Пушкинское кольцо» в номинации «за аристократизм творчества и Международной литературной премии им. Николая Гумилева, возглавил Херсонский областной филиал Международной ассоциации русскоязычных литераторов и Союза писателей Юга и Востока Украины, кроме того он является редактором альманаха «Млечный Путь». Стихи Павла Иванова (Иванова-Остославского) по мнению мэтров российской поэзии, отличаются тонким лиризмом, благородством и блестящей техникой.
Потомки Фроловых, Остославских и других исконных херсонских семейств, упомянутых в данной статье, служат верой и правдой нашему городу и Украине. Именно на таких людях всегда строилось и строится благополучие нашего Отечества.


Н.И.







Херсонское дворянство: из века в век
Подавляющее большинство дворянских фамилий Российской Империи было уничтожено большевиками во времена гражданской войны и красного террора. Статистические данные говорят о том, что до 1917 года в каждой губернии насчитывалось около 2-3 тысяч потомственных дворян, что составляло один процент от населения. Примерно 0,5 процента от всего населения составляли личные дворяне. В наше же время, по подсчетам специалистов, на бывшей территории Российской Империи проживает не более 10-12 тысяч человек, имеющих право претендовать на благородное происхождение, причем, большинство из них является потомками российского дворянства по женским линиям. По дореволюционному законодательству такие люди, по существу, дворянами не являются.
На Херсонщине в 20 веке дворянство понесло сокрушительные потери. В нашем Таврическом крае оно уничтожено более, чем на 99%. Сейчас в Херсоне проживает всего несколько интеллигентных семей, имеющих юридическое и моральное право причислять себя к благородному сословию. Перечень современных дворянских фамилий нашего города невелик: супруги Колесевич (ныне уже покойные)- потомки дворян Колисевичей; Хомики- потомки дворян Толстолесов; Юлия Константиновна Багненко- потомок аристократического семейства фон Хольм; Всеволод Георгиевич Дзешульский- потомок древних польских шляхтичей Дзешульских; графиня Александра Николаевна Доррер- потомок древних дворянских фамилий Рагозиных, Чемесовых, Озеровых и др.; Ивановы- потомки дворян Ивановых, Остославских, Фроловых и де Безансон; Наседкины (живут в Каховке)- потомки древнего дворянского рода Наседкиных, Лариса Николаевна Сандуло (из дворян Сандуло).
Одним из наиболее интересных представителей аристократии, связанных с Херсоном, является графиня Александра Николаевна Доррер (в девичестве Рагозина). Александра Николаевна переехала в Херсон из Крыма в 1944 году. Много лет проработала она в Культпросветучилище преподавателем истории изобразительных искусств. Графиня Доррер в свои 93 года обладает энциклопедической памятью и гибким умом. Два года назад она опубликовала книгу воспоминаний «Это я, Господи!», в которой изобразила наиболее яркие моменты своей жизни от раннего детства до тридцатипятилетия (исполнившегося 9 мая 1945 года).
Сказать, что жизнь Александры Николаевны была тяжелой, значит не сказать ничего. Она родилась в 1913 году в родовом имении своих родителей Бессоновке, расположенной неподалеку от Казани. Счастливое детство графини Доррер- а тогда просто Шурочки Рагозиной- длилось недолго. В первые дни Мировой войны ее отец ушел на фронт. Александра Николаевна со своими сестрами и братом не видела его годами. Советская власть отобрала Бессоновку у семейства Рагозиных. Большой барский дом, в котором жили Рагозины(а перед ними там жили с начала 17 века предки графини Доррер по линии Озеровых ), наполнился чужими людьми.
В 1918 году семейство Рагозиных переехало в Харьков. Вот как описывает харьковские годы своей жизни сама Александра Николаевна: »Бои подходили все ближе, стали слышаться разрывы снарядов, треск пулеметов. Улицы пусты, все попрятались, прохожих нет…». »И вот Харьков заняли белые части- украсились трехцветными флагами ворота домов, открылись магазины, зазвучало «Боже, царя храни!». Улицы стали многолюдными, оживленными». Отец графини Доррер записался в белые части. Когда Белая армия оставляла Харьков, с ней ушел и штабс-капитан конной артиллерии Рагозин. В последствие он был тяжело ранен.
Это ранение стало для него фатальным…
В 30-е годы Александра Николаевна закончила институт и вышла замуж за Алексея Георгиевича Доррера- потомка французской графской фамилии, переселившейся в Россию во времена революции 80-90-х годов 18 века. В 1935 году у четы Дорреров родился сын Георгий.
Когда началась Великая Отечественная война, муж Александры Николаевны ушел на фронт. Ей пришлось самостоятельно содержать сына, больную, беспомощную мать и племянника, оставшегося без родителей. Самым страшным испытанием военных лет для графини Доррер и членов ее семьи был голод. В конце войны Александра Николаевна переселилась в Херсон и прожила в нашем городе более пятидесяти лет.
Еще одним интересным представителем херсонского дворянства является кандидат медицинских наук, участник Великой Отечественной войны и кавалер четырех боевых орденов Игорь Михайлович Иванов, прослуживший много лет вице-предводителем Херсонского губернского дворянского собрания. Игорь Михайлович пронес через всю сознательную жизнь веру в святые идеалы благородства, чести и милосердия. Он остался верен монархическим убеждениям. Во времена сталинских репрессий Игорь Михайлович был осужден по политической статье на 10 лет общего режима. В воркутинских лагерях он познакомился и подружился со многими представителями русской аристократии. Были в Воркуте и знаменитые изобретатели, ученые, деятели искусства и полководцы.
После освобождения, Игорь Михайлович поступил в Ивано-Франковский мединститут. Получив диплом врача-лечебника, он более пятидесяти лет проработал в медицине на различных должностях.
Будучи вице-предводителем херсонского дворянства, Игорь Михайлович сделал очень многое для возрождения дворянского духа и традиций в нашем регионе. К его мнению, мудрому и дальновидному, прислушивались многие руководители дворянских организаций Юга Украины. К нему приезжали за советом такие видные деятели дворянского движения как князь Евгений Алексеевич Мещерский(из Николаева), барон Михаил Петрович фон Ренгартен(из Одессы), князь Вадим Олегович Лопухин(вице-предводитель Российского Дворянского собрания). За верное служение своему долгу Игорь Михайлович был награжден благодарственным письмом, присланным ему местоблюстительницей Российского Императорского престола, великой княгиней Марией Владимировной и членами ее августейшего семейства. К сожалению, благодаря тяжелейшему расколу, погубившему ХДС, в 1997 году Игорь Михайлович отказался от должности вице-предводителя и вскоре отошел от дел.
Игорь Михайлович был женат дважды. Его сын от второго брака, поэт Павел Иванов-Остославский в Херсоне является человеком известным. В 2005 году он стал лауреатом Первого всеукраинского литконкурса Пушкинское кольцо в номинации «за аристократизм творчества». В 2006 году Павлу Иванову-Остославскому была присуждена Международная литературная премия им. Николая Гумилева за книгу «Святилище огня». В этом же году он опубликовал книгу, посвященную прошлому своего рода, «История Остославских».
Херсонское дворянство служит своему Отечеству и родному краю со времен Екатерины Великой, из века в век. Не смотря на красный террор, голод и войны, уничтожившие в 20 веке русское дворянство почти полностью, уцелевшие его представители продолжают благородное дело своих предков - несут обществу высокие образцы культуры и самосознания, являются хранителями памяти, морали и традиций нашего народа.
21.10.2006. Н. И.





Воспоминания об отце

Мой отец родился в 1904 году в городе Мариуполь в семье учителей гимназии Остославских: Валентины Епифановны (которая преподавала русский язык и литературу) и Василия Ивановича (читал математику; возведен в статские советники, выслужил себе потомственное дворянство по ордену святого Владимира 3 степени). У отца была старшая сестра – Ольга, родившаяся в 1901 году.
Скажу несколько слов о предках моего отца. Род Остославских происходит из Херсона. Его основателем является Иван Семенович Остославский (годы жизни: 1811-1877) – херсонский обер-бургомистр, купец второй гильдии, основатель и первый директор Херсонского городского общественного банка. У Ивана Семеновича (который приходится мне прадедом) было двое сыновей: мой родной дед Василий и его брат Иван – полковник действительной службы Русской Императорской армии, при отставке генерал-майор. Было у Ивана Семеновича еще шестеро дочерей: Анна, Екатерина, Ольга, Людмила, Елена, Лидия. Женат он был дважды – вторым браком на Ирине (Арине) Никаноровне Акулининой происходившей из старинного купеческого рода. Ирина Акулинина и стала матерью моего деда, его брата и шестерых сестер, упомянутых выше. От первой жены у Ивана Семеновича Остославского было двое сыновей: Иосиф (умер в детстве) и Феодосий (стал офицером императорской армии).
Валентина Епифановна (моя бабушка) была дочерью черниговского помещика. Ее родители Епифан Яковлевич Иващенко и Анна Иогановна (в девичестве фон Эренштрайт; ее предки вели родословную из Прибалтики) жили весьма небогато. Потеряв всякие средства к существованию, Епифан Иващенко оставил семью и устроился простым матросом на корабль. Вскоре он пропал, и Анна Иогановна осталась с семью детьми без всякой материальной поддержки. Валентина Епифановна была в семье старшей дочерью, поэтому основные тяготы, связанные с зарабатыванием хлеба насущного, легли на нее. В Мариуполе она организовала школу для девочек из бедных семей. В это же учебное заведение поступили ее младшие сестры. В последствии школа стала гимназией, а Валентина Епифановна заняла там должность директора. С того времени гимназия стала носить имя Валентины Остославской. Это учебное заведение существует в Мариуполе и по ныне. Валентина Остославская там почитается по-прежнему. Умерла Валентина Остославская (Иващенко) в 1918 году от испанки. Ее сыну, Ивану, было тогда 14 лет. Вскоре произошел пожар в квартире Остославских. Погибли все ценности и фамильные реликвии. Василий Иванович Остославский (мой дед) с детьми вынужден был уехать в Одессу – к сестрам своей жены. Сестер Валентины звали Елена, Анна и Наталья.
Когда старшей сестре Ивана Васильевича, Ольге, исполнилось 18 лет, она уехала в Москву, сняла там комнату и поступила на филологический факультет Московского университета. Моего отца вскоре забрала к себе жить подруга его матери Анна Михайловна Чабаненко, принадлежавшая к старинному купеческому роду. В доме Чабаненко останавливался государь император Александр Первый. Хозяйке дома он подарил изумрудное ожерелье, которое передавалось в этой семье из поколения в поколение как самая дорогая сердцу реликвия. Вскоре в Москву приехал Иван Васильевич. Он поступил на физмат МГУ. Ольга и Иван часто гостили у сестры их матери Ольги Епифановны Иващенко, вышедшей замуж за Георгия Ивановича Челпанова, знаменитого профессора психологии, преподававшего в Московском университете. Окончив МГУ, Иван Васильевич Остославский устроился работать на какую-то французскую фирму, выпускавшую гидропланы.
Перед Великой отечественной войной папа уже работал в ЦАГИ. Здание института тогда располагалось в Москве на улице Радио.
Отец был женат дважды. Первой его женой была Мария Борисовна Сталповская (моя мама). Она происходила из дворян Московской губернии. Моя бабушка по материнской линии – Франциска Францевна (после принятия православия - Ольга Федоровна) фон Сукни. К этому же роду принадлежит генерал-от-инфантерии Фридрих фон Сукни, служивший в Харькове. С семейством фон Сукни состоят в родстве Дембицкие. Известны они тем, что к их роду принадлежит один русский генерал Дембицкий, а также знаменитый польский историк, носивший туже фамилию.
Второй женой моего отца была Екатерина Сергеевна Савицкая, происходившая из рода генерала Савицкого – героя Русско-Японской войны 1905 года. Ее мама, Екатерина Николаевна Флавинская, была племянницей знаменитого художника, написавшего картину «Княжна Тараканова».
Во время войны Иван Васильевич работал в Жуковском (тогда этот город назывался Стаханов). Там он стал заместителем директора Центрального Гидроаэродинамического института по науке и трижды лауреатом Сталинской премии. Две первых премии из трех он отдал на нужды фронта. Третью премию потратил другим способом: в ресторан гостиницы «Москва» он пригласил всех своих знакомых, коллег по работе, друзей и устроил там грандиозный банкет.
После войны папа работал заместителем директора по науке научно-исследовательского института имени Громова. В 1957 году Иван Васильевич Остославский основал в МАИ кафедру Управления полетом, занимавшуюся вопросами самолето- и вертолетостроения.
Последние годы своей жизни отец любил много путешествовать. Он поменял несколько автомобилей, среди которых самым любимым был «Крайслер».
Умер Иван Васильевич Остославский в 1977 году в Москве.


Воспоминания Валентины Ивановны Остославской, записанные Павлом Ивановым-Остославским










Инженер Мадыкин

Многие наши горожане, чьи профессиональные интересы некогда были связаны с Херсонским хлопчатобумажным комбинатом, знают и помнят Александра Ивано¬вича Мадыкина - заместителя директора ХБК по капстроительству. Под его руковод¬ством был возведён и сам комбинат - крупнейшее предприятие своего профиля в Европе, и медсанчасть, и ведомственное жильё (дома-сталинки), расположенное в Днеп¬ровском р-не: на улицах Перекопской, 40 Лет Октября и др. С 1950 по 1957 год А.И. Мадыкин, по сути, руководил строящимся ХБК. Об этом свидетельствует дове¬ренность на право осуществления самостоятельной административно-финансовой деятельности, выданная ему директором комбината Костровским. Сейчас эта дове¬ренность хранится в архиве одного из потомков Мадыкина.
С 1956 года Александр Иванович занимал должность главного инжене¬ра ОКСа Херсонского совнархоза. В 1966 году награждён орденом «Трудового крас¬ного знамени». В 1966 году командирован в Ирак, где возглавил строительство хлопчатобумажного комбината в городе Кут. В 1970 А.И. Мадыкин возвратился из иракской командировки в Херсон. В 1975-ом ушёл на пенсию. В 1990-ом скон¬чался, прожив 78 лет.
А родился Александр Мадыкин в 1912 году в Канске. В 1929 году окончил Вторую канскую школу с культпросветительским и педагогическим укло¬ном. В 1935 году он окончил Новосибирский строительный институт и стал работать инженером-конструктором в Западносибирском речном пароходстве. С 1936 по 1939 год - начальник производственного отдела Новосибгорстроя. С 1939 по 1941 - госконтролёр по строительству Новосибирска. В годы войны - заместитель командира. сапёрно-строительной бригады, капитан. До 1955 года - главный инженер строящегося Камского ХБК. В 1955 году переведён в Херсон.
Александр Иванович был человеком стойких нравственных убеждений. Огромное влияние на становление его личности оказал отец - Иван Федорович (Федотович) Мадыкин - зажиточный канский крестьянин, позднее рабочий. Иван Мадыкин участво¬вал в Русско-японский войне. Был матросом. В сражении при Цусиме попал в плен. Потом вернулся в Россию. Принял участие в Первой мировой и Гражданской войнах. В 1919-20 годах - снабжал белогвардейские войска продовольствием. При больше¬виках осуждён на. 25 лет лагерей. Сослан, на крайний север. Умер в заключении на Игарке, отморозив себе обе ноги. Александр Иванович хорошо знал о трагической смерти своего отца, и, конечно, к советской власти относился соответственно...
У Александра Мадыкина было два старших брата - Сергей и Михаил. Сергей ещё до войны окончил Красноярский госуниверситет по специальности "восточная филология". Был призван в армию. Дослужился до старшего лейтенанта - заместителя командира сапёрной роты. Погиб на восьмой день войны. Второй брат – Михаил - всю войну прослужил в автомобильных частях.
Александр Иванович прожил долгую и трудную, но интересную жизнь. Он знал многих "сильных мира сего", с некоторыми дружил. Особенно близкие отношения сложились у него с семьей руководителя советских профсоюзов Томского. Через Том¬ских был знаком со Светланой Аллилуевой, знал Александра Вертинского, с которым познакомил¬ся в поезде Москва-Пекин.
В 1937 году Александр Иванович женился на Марии Михайловне Сацевич - уроженке Брест-Литовска. Через год у них родилась дочь Людмила. Мария Сацевич происходила из семьи железнодорожных служащих. Её мама - Анна Степановна Нецкович - была человеком простым, но умным и дальновидным. После революционных событий 1905 года и смерти мужа, в результате несчастного случая, она поняла, что в России ей с двумя маленькими детьми (дочерьми Марией и Верой) делать больше нечего. Из Брест-Литовска Анна Нецкович эмигрировала в Харбин. Из Китая они вернутся на родину очень не скоро.
Александр Иванович Мадыкин оставил по себе добрую память. ХБК, поликлиника и жилые дома, построенные им в Херсоне, являются лучшим, памятникам его инженерному таланту и профессионализму.
05.06.2004.
Павел Иванов-Остославский








Семейные искусства.

Среди моих предков было немало людей искусства. Художниками были: Игорь Михайлович Иванов (отец), Сергей Васильевич Фролов (двоюродный дед), Михаил Николаевич Иванов (дед по отцу). Особенно талантливый - мой дедушка Михаил. Его живописные работы написаны в классической манере, они высокотехничны и производят на зрителя сильное впечатление. По уровню мастерства с ним мало кто сравнился бы из современных украинских художников. Впрочем, это и неудивительно, ведь Михаил Николаевич окончил Одесский строительный институт п
Ссылка на текст произведения



Файл: mp3 2.08Mb Скачать
Слушателей: 2 (уникальных 2)
Добавить отзыв